Поиск по сайту


Мы совсем перестали ссориться

эта история появилась в рамках Литературной игры на нашем форуме



ПОДЕЛИТЬСЯ


Рассказ Мы совсем перестали ссориться


– Зачем же люди расстаются? – вопрос Антона прозвучал неожиданно, прервав рассказ Михаила о планах по благоустройству дачи.

Михаил невесело усмехнулся:

– Это к философам или психологам, а мы с тобой технари. Давай лучше еще по одной.

Антон кивнул. От домашней «клюковки» Ивановых, секрет приготовления которой хранило уже второе поколение, отказаться невозможно. Но хрустальный графин с рубиновой «клюковкой» перехватила Марина:

– Думаю, еще немного, и вы наклюкаетесь окончательно. Переключитесь на закуску, вон, почти ничего не попробовали. А у меня кролик в духовке запекается.

– Интересно, в какой момент нежная новобрачная превращается в строгую жену, которая всегда лучше знает, что должен делать муж? – пошутил, подмигнув Антону, Михаил.

– В тот самый, когда муж начинает делать то, что делать не должен, – парировала Марина.

Перепалка явно носила шуточный характер, но в глазах Марины не было улыбки. Она с тревогой смотрела на Антона, потом, уловив момент, поймала взгляд мужа и вопросительно подняла брови. Михаил в ответ лишь едва заметно пожал плечами.




Антон позвонил с утра, спросил, можно ли приехать к Ивановым на дачу. Институтского друга с семьей здесь всегда ждали. Но сегодня Антон приехал один и был сам не свой. Односложно отвечал, натужно улыбался шуткам, ничего не рассказывал, ни о чём не расспрашивал. Даже «клюковка» не помогла.

Михаил и его жена не имели привычки «лезть в душу». Но Марина чувствовала, что друг нуждается в помощи.

– Антошка, что случилось? – взяла она быка за рога. – Мы с тобой два десятка лет знакомы, оба чувствуем, что у тебя тяжесть на душе. Не хочешь при мне говорить, я в огород пойду или к соседке наведаюсь.

– Не уходи, – тихо ответил Антон, – не надо к соседке. Я вам соврал, Оксана не знает, что я к вам поехал. У нас с ней… Не знаю, что у нас происходит, только чувствую, что разлюбила она меня. Наверное, другой у неё появился. А уйти не может, потому что принципы у неё такие. И из-за меня не может, и детей не хочет без отца оставлять.

Марина растерялась. Антон с Оксаной сыграли свадьбу на полгода раньше, чем они с Михаилом. Восемнадцать лет, получается, вместе. И всегда считались образцовой парой. Глупое слово «считались». И про образцы – тоже глупо. Антон с Оксаной любили и уважали друг друга. И понимали. Это Марина знала точно. И новость о «другом», о том, что Оксана разлюбила мужа и может разрушить семью, не укладывалась у Марины в голове.

– Она тебе что, сказала об этом? – первым обрёл дар речи Михаил.

– Ничего она не сказала. Я сам почувствовал. Мы ругаться перестали. Совсем, понимаешь. Почти месяц уже ни одной ссоры.

Наверное, для постороннего человека слова Антона прозвучали парадоксом. Но и Марина, и Михаил знали, что «ячейку общества» друзей с полным правом можно назвать «итальянской семейкой». И Антон, и Оксана отличались поистине южным темпераментом, «загорались» по любому поводу, и самая невинная причина могла довести их до взрыва. Впрочем, оба так же быстро остывали, а бурное примирение, похоже, освежало нежные чувства.

– Ну, ты и загнул, – не очень уверено сказала Марина, – разлюбила, потому что перестала тебе устраивать скандалы из-за того, что чашку не помыл или не помогаешь Маше к ЕГЭ готовиться. Радуйся! Вы до возраста мудрости дожили, вот и всё.

– Какая там мудрость, – отмахнулся Антон, – у Гали, Оксанкиной старшей сестры, тоже так было. Почти четверть века с мужем прожили, ругались похлеще нас. А потом вдруг – мир. Галя к мужу прикапывается, а он не отвечает, то ли старается ничем её не раздражать, то ли просто всё безразлично. Полгода так прожили, а потом Галя узнала, что у мужа на стороне беременная любовница. Разошлись два года назад. У бывшего мужа теперь двое маленьких детей, а Галя одна, дочка-то у неё за границей живёт.

– Что ты, как старая сплетница, чужие истории к себе примериваешь! – возмутился Михаил. – И почему не поговоришь с Оксанкой напрямую, раз такие мысли у тебя?

Марина укоризненно посмотрела на мужа. Она-то поняла, что Антон потому и не пытается ничего выяснить, что боится правды.

– У меня кролик сгорит, – не слишком естественно захлопотала она, – сейчас принесу, и вы еще выпьете. Ты у нас ночевать останешься?

– Нет, – отказался Антон, – я домой поеду. Кролика попробую, и домой.

Дом встретил Антона тишиной. Старшая дочь Маша сидела в своей комнате за компьютером, то ли готовясь к ЕГЭ, то ли переписываясь в соцсетях с друзьями. У младшего сына по субботам тренировки. Оксана еще не вернулась. Интересно, у неё действительно сегодня рабочий день? Или…

Антон включил телевизор. Как всегда, смотреть нечего, старые фильмы знаешь наизусть, новые не нравятся, ток-шоу опостылели. Он прилёг с книгой на диван и сам не заметил, как уснул.

– Антон, – разбудил его голос жены, – почему опять носки валяются на полу в ванной? Где ты? Конечно, на диване. А твоя дочь вместо того, чтобы к ЕГЭ готовиться, играет на компьютере. Ты об этом знаешь?

Антон молча смотрел на жену. Глупая улыбка вдруг расплылась по его лицу.

– Он еще и улыбается! – взорвалась Оксана. – Ну чего тут смешного, скажи?

– Ты ругаешься, – проглотив комок в горле, ответил Антон, – а я думал, ты от меня уйти хочешь.

– Уйти? – Оксана удивилась и её лицо вдруг стало встревоженным и грустным. – С чего ты взял?

– Мы совсем перестали ссориться. Я решил, что ты меня уже не любишь. Мне так плохо стало, ты же знаешь, я…

Он замолчал. Не хватало еще дойти до слёз, вот ведь позорище. Оксана села на диван. Помолчали, сидя рядом, как в зале ожидания. Потом жена обняла Антона и уткнулась лицом в его плечо. Так и заговорила, в плечо, отчего слова звучали глухо и тихо:

– Тошка, у меня опухоль три недели назад обнаружили. Думали, рак. Я результатов биопсии ждала. Мне так страшно было…

– Что? – Антон закричал так, что из своей комнаты прибежала встревоженная Маша, кинулась, в полной растерянности, к родителям.

– Успокойся. Маша, и ты успокойся. Я папе сказала, у меня опухоль нашли. Но сегодня пришла биопсия, опухоль доброкачественная. Думали меланома, но нет, обошлось. Операцию сделают амбулаторно, как прыщик удалят. Да что ж ты плачешь, Маша?

– Почему ты мне не сказала? – спросил Антон, прижимая к груди и рыдающую дочку, и Оксану, вытирающую слёзы.

– Не хотела волновать. И всё время грызла себя, что всю жизнь ссорились мы с тобой. Это всё мой характер.

– Ну, с этим я бы поспорил, – откликнулся Антон.

– Да уж, – поддакнула зарёванная Маша, – а мне каково, терпеть вас обоих, да еще Пашку в придачу.

– А что это с вами?

В дверях стоял четырнадцатилетний Пашка и смотрел ничего не понимающими широко раскрытыми глазами на родственников, которые плакали и смеялись одновременно.


Автор истории: Татьяна Попова,
специально для детского портала «Солнышко»
Опубликовано 24 мая 2020 г.



Комментарии к истории
Мы совсем перестали ссориться



Ваше имя:
Ваш комментарий:
Докажите, что Вы не робот!
Поставьте галочку или введите написанные символы:





Поиск по сайту

Фотоконкурс Слодкоежка

Вышла книга Кощеевы враги

Опрос


Вы верите в приметы?



Посмотреть результаты

© 1999-2021, портал «Солнышко» solnet.ee Перепубликация материалов без письменного согласия редакции и авторов запрещена
solnet® — зарегистрированный товарный знак. Все права защищены и охраняются законом.
Лауреат конкурса Премия РунетаЛауреат национальной Интернет премииПобедитель конкурса Золотой сайт     Рейтинг@Mail.ru      

Сервер: fiber.ee