Поиск по сайту


Важнее генетика или воспитание?

эта история появилась в рамках Литературной игры на нашем форуме



ПОДЕЛИТЬСЯ


Рассказ Важнее генетика или воспитание?


Важнее генетика или воспитание? Теперь Олеся хорошо знала ответ на этот вопрос. Вон он, ответ, носится по площадке, висит на кольцах, лезет на верёвочную паутину, заговаривает с незнакомыми ребятами. Нигде не задерживается больше, чем на две-три минуты, ни на чём не может сосредоточиться. Платье, с утра чистое и отглаженное, теперь похоже на грязную тряпку. Коленки расцарапаны, косички растрёпаны, красивые заколки потеряны, грязь на щеках. СДВГ. Проклятая аббревиатура, как клеймо, которое кто-то поставил на её, Олесиной, жизни.

Впрочем, почему кто-то? Сама же и поставила семь лет назад. Счастья захотелось. Быть, как все. Не отставать от подруг. Принести домой маленькое чудо, прошептать, целуя пухлые ручки и ножки: «Ну, здравствуй, малыш, мы тебя так ждали».

Ждали долго, пятнадцать лет. Муж поначалу относился спокойно к тому, что ей никак не удается забеременеть. Казалось, он не очень-то стремится к отцовству. Лишь когда Олесе исполнилось тридцать пять, а мужу перевалило за сорок, спохватился, согласился пройти полное обследование. И заметно обрадовался, когда выяснилось, что бесплоден не он, а жена.




От ЭКО отказались после четырёх неудачных попыток. Прошли школу приёмных родителей. С малышкой им, казалось, повезло: мать молодая, не наркоманка, от ребёнка отказалась прямо в роддоме. Семья, конечно, неблагополучная, но у малышки никаких серьезных диагнозов.

Так они стали родителями трёхмесячной Каролинки. Имя дали своё, давно облюбованное, раньше малышку звали Настей. Поначалу счастью не было предела. Кроха спала, ела, развивалась по графику. Правда, заговорила поздно, в три года, но, как говорили врачи, сейчас многие дети почему-то поздно осваивают речь. А то, что Каролинка плохо спит, непоседлива и непослушна, так это характер такой.

С возрастом характер становился всё сложнее. Перфекционистка Олеся с трудом смирилась с разорванными вещами и книгами, поломанными игрушками, испачканными стенами, почти привыкла к тому, что тишина приходит в дом лишь после того, как Каролина заснёт. Муж смириться и привыкнуть так и не смог. Он делил весь мир на черное и белое. Устранить цветовое разнообразия мира в целом не мог, но в собственной семье умело организовывал жизнь по раз навсегда установленным правилам и законам. Олесе порой жизнь «по уставу» бывала в тягость, но она давно научилась не разочаровывать мужа, умеренно дозируя полное подчинение с хорошо скрываемыми «шагами влево-вправо».

Каролина в силу возраста и характера лавировать не умела. Олеся не заметила, когда и куда нежность мужа к дочке сменилась. Но точно знала, что последней каплей, переполнившей чашу терпения мужа, стала подготовка к школе. Смешно: муж ушёл, не выдержав подготовки к школе. Но Олесе хотелось не смеяться, а плакать.

Олесю, как и мужа, если верить рассказам свекрови, к школе никто не готовил. Буквы знали, считать до десяти умели, остальному в школе научат. Купили портфели и форму, провели беседу о том, как надо себя в школе вести – и вперёд, в поход за знаниями и аттестатом. Так раньше было, а теперь всё иначе. Чтобы в хорошую школу попасть, нужно курс молодого бойца пройти.

Олесю с полным правом можно было назвать фанатом раннего развития. Но интеллектуальный «корм» в виде всевозможных развивающих кружков и постоянных развиваек дома явно был «не в коня». Занятия в детсадовской подготовительной группе тоже к взрыву интеллектуальных способностей не привели. Каролине поставили тот самый диагноз – «синдром дефицита внимания и гиперактивности».

Однако Олеся не собиралась сдаваться. Используя все мыслимые и немыслимые связи, она пропихнула дочку в группу подготовки к школе в самой крутой гимназии района. После первого занятия учительница сказала, что девочка сложная, не адаптировалась пока в группе, нужен к ней особый подход. После второго занятия Олеся услышала более развёрнутую характеристику: плохая память, нежелание подчиняться дисциплине, неусидчивость, чрезмерная общительность. После третьего занятия Олесю в категорической форме попросили больше не водить дочку на занятия и пообещали в течение семи рабочих дней вернуть уплаченные за обучение деньги.

Олеся не пыталась опротестовать решение учителей. Она слишком хорошо знала, как трудно, а порой невозможно чему-то научить дочку. И неправда, что у неё плохая память. Вот, к примеру, имена своих приятелей, даже случайных, однажды встреченных на площадке или в парке, Каролина запоминает с первого раза и помнит долго. Но буквы, цифры, самый примитивный стишок… Олеся поморщилась, как от зубной боли.

Настроение с самого утра было прескверное. Попытка выучить хотя бы несколько букв закончилась слезами, причем рыдала и Каролина, и сама Олеся. Потом позвонила подруга, обещавшая найти Каролине репетитора для подготовки к школе. Сказала, что пока ничего не получается, все отказываются. Олеся подозревала, что подруга слишком правдиво описывает потенциальную ученицу, вот и отказываются все.

Плюнув на учёбу, Олеся повела дочку гулять. Каролина успокоилась, носится по площадке, как бешеный огурец, а Олеся всё никак не придёт в себя. Как назло, на соседней скамейке уселись три мамаши. Олеся, сама того не желая, слышала каждое их слово. Мамаши хвастались успехами детей. Сын одной в четыре года читал и считал в пределах сотни, у другой пятилетняя дочка ходила в школу моделей, к учителю по вокалу и солировала в танцевальном ансамбле. Но всех положила на лопатки мать двух близнецов, которые в шесть лет уже перешли во второй класс, при этом подавая большие надежды в теннисе и побеждая в конкурсах игры на гитаре.

Олеся высмотрела среди тусящих на площадке детей братьев-вундеркиндов, втайне надеясь увидеть бледных заморышей с потухшими от бесконечных занятий глазами. Но нет, неотличимые друг от друга симпатяги-близнецы, очень похожие на свою спортивную молодую маму, носились друг за другом и хохотали, как самые нормальные дети.

Олеся вдруг поняла, что не видит Каролину. Вскочила со скамейки, еще раз обвела глазами качели, горки, паутину. Дочки нигде не было. Как ни странно, при всей своей гиперактивности Каролина никогда раньше не исчезала из зоны видимости, не предупредив мать.

Олесе стало холодно, потом, напротив, бросило в жар. Ужасные истории украденных детей пронеслись в мыслях.

– Каролина! Каролина, где ты? – её голос, отчаянный и испуганный, перекрыл мирные визги и крики играющих детей. Три мамаши вскочили со скамейки, кинулись к Олесе с расспросами. Олеся, не чувствуя, что по щекам катятся слёзы, бормотала: «Девочка, семь лет, светленькая, в синем платье с короткими рукавами».

И тут кто-то из детей закричал: «Да вон же она, Каролина!» И Олеся увидела дочку, довольную, весёлую, бегущую со стороны главной аллеи с букетиком цветов в руках.

Увидев заплаканную Олесю, Каролина испугалась:

– Мамочка, почему ты плачешь? Что случилось?

– Где ты была? Откуда у тебя цветы?

– Мне тётя дала. Там, на клумбе.

Олеся не знала, куда деваться от стыда. Мало того, что ушла с площадки без спроса, так еще и розы с клумбы своровала. Олесе вдруг вспомнилась мама из рассказа Носова «Огурцы». Она схватила Каролину за руку и потащила к клумбе.

– Мама, куда мы? – ныла Каролина. – Я же только на секунду ушла. Мне Аня сказала, там тётя на клумбе хорошие розы срезает и в мешок выбрасывает. Мама, мне руку больно, мама…

На клумбе, действительно, пожилая женщина в рабочей спецовке срезала розы и складывала в мешок. «Ну, хоть не воровка», – с облегчением подумала Олеся и остановилась, выпустив руку Каролины. Дочка тоже остановилась, понурив голову и опустив вторую руку с букетом роз. Женщина на клумбе распрямила спину и заметила Олесю с Каролиной.

– Опять ты? – улыбнулась она. – Что ж ты маме букет до сих пор не вручила?

Каролина подняла заплаканное лицо и протянула букет Олесе.

– Какая заботливая у Вас дочка, – сказала женщина, – другие дети для себя цветы просят, а Ваша – для Вас. Говорит, мама такие розы любит, маленькие и розовые.

Олеся посмотрела на розы. Такие маленькие розочки, росшие кучно, подарил ей на прошлый день рождения муж. И она сказала тогда, чтоб мужу приятное сделать, что этот сорт – её любимый. А Каролинка запомнила.

– А можно я попробую розы срезать? – спросила Каролина.

– Ну что ж, потрудись, а я передохну минут пять, – согласилась садовница. Как ни странно, Каролина очень ловко управлялась с секатором. Олеся, убедившись, что дочь не отхватит себе палец, присела на лавку рядом с работницей.

– Хорошая у вас девочка, – опять похвалила та Каролину.

– Хорошая-то хорошая, да сложно с ней, – откликнулась Олеся. И вдруг, неожиданно для себя, рассказала незнакомой женщине с простым обветренным лицом о СДВГ, о подготовке к школе, о трех мамашах, оставшихся на площадке.

– С детьми всегда сложно, – вздохнула та, выслушав, – да только часто мы сами сложности-то множим. Вот гимназия эта, куда так сложно поступить, все эти подготовки, может, ни к чему они.

– Ну как же ни к чему? – удивилась Олеся. – Все так делают сейчас, так надо.

– Есть такое слово «надо», – вдруг улыбнулась садовница, – а надо ли и кому это надо?

Олеся растерялась, молчала, подыскивая слова. Женщина поднялась со скамейки:

– Отдохнула немного, пора и за работу. Знаете, мы с мужем покойным трёх сыновей воспитали. Старшие всегда хорошо учились, институты оба закончили. А младший учёбой не особо интересовался. В армию сразу после школы пошёл. Так за всю мою жизнь только он мне букеты и дарил. Нет, муж хороший был, непьющий, и старшие сыновья, хоть и свои семьи у них, обо мне не забывают. Но вот цветы только от младшего я получала. Маленьким был – собирал одуванчики, садовые цветы, бывало, с клумб срезал, когда я не видела. А как в армию уходил, купил мне настоящий букет, пышный такой, из хризантем белых. Через полтора года погиб в Чечне.

Олеся не знала, что сказать, смотрела молча, как женщина идёт к клумбе. Каролина нехотя отдала хозяйке секатор. Попрощавшись с новой знакомой, мать и дочь пошли к выходу. Олеся бережно несла букетик роз, Каролина, подпрыгивая и дёргая мать за руку, рассказывала о новых друзьях, с которыми познакомилась на площадке и о том, что твёрдо решила стать садовницей, когда вырастет.


Автор истории и фото: Татьяна Попова,
специально для детского портала «Солнышко»
Опубликовано 20 мая 2020 г.



Комментарии к истории
Важнее генетика или воспитание?



Ваше имя:
Ваш комментарий:
Докажите, что Вы не робот!
Поставьте галочку или введите написанные символы:





Поиск по сайту

Конкурс Ми-ми-милый малыш

Опрос


Где вы обычно гуляете со своим дошколёнком?



Посмотреть результаты

© 1999-2019, портал «Солнышко» solnet.ee Перепубликация материалов без письменного согласия редакции и авторов запрещена
solnet® — зарегистрированный товарный знак. Все права защищены и охраняются законом.
Лауреат конкурса Премия РунетаЛауреат национальной Интернет премииПобедитель конкурса Золотой сайт     Рейтинг@Mail.ru      

Сервер: fiber.ee