СОЛНЫШКО - детский портал
ИгротекаРодителямГалереяВиртуальная школаРазвитиеПраздникиБиблиотека
 Что новенького?.. 
Почитай-ка
о детской литературе



Двадцатые-тридцатые годы ХХ века - время больших перемен и больших экспериментов в детской литературе. С одной стороны, ей отводится новая роль в деле воспитания нового человека, и искусство слова становится рупором новых общественных идей. С другой стороны, лучшие произведения этого периода утверждают ценность каждой отдельной личности и незыблемость давно известных моральных норм. Именно эти произведения до сих пор сохраняют своё вневременное значение. Среди них немало литературных сказок: на 20-30-е годы приходится небывалый расцвет этого жанра.

Однако такому взлёту предшествовала бурная и длительная полемика. Представители известной в те годы организации РАПП объявляют сказку вредным жанром, утверждая, что вымысел и фантастика отвлекают внимание читателя от реальных проблем и что подобным отжившим явлениям нет места в современной литературе для детей. И всё же победу в этой полемике одерживают те, кто понимал, насколько широки возможности литературной сказки как жанра в любое время. В сентябре 1933 г. выходит постановление ЦК ВКП (б) "Об издательстве детской литературы", в котором говорится о необходимости широкого издания сказок для детей. Именно с этим постановлением и связывают расцвет литературной сказки, но современные исследователи находят и другие объяснения этому явлению. Жанр литературной сказки, утверждают они, активизируется в переломные моменты, когда меняется система ценностей и духовные ориентиры общества. Как раз таким временем в истории России и были 20-30-е годы ХХ века. В эти годы появляются самые разнообразные разновидности литературной сказки: стихотворный комический эпос К. Чуковского, повести-сказки А. Волкова "Волшебник изумрудного города" и А. Толстого "Золотой ключик", пьесы-сказки С. Маршака и Е. Шварца. Самой характерной чертой литературной сказки становится двухадресность, она обращена одновременно к детям и взрослым. При этом "взрослое" содержание сказки часто остаётся в подтексте, как в сказках К. Чуковского и "Золотом ключике" А. Толстого. В этом случае сказочный подтекст часто связан с изображением современной автору действительности.

Одной из причин массового обращения детских писателей к жанру сказки исследователи считают атмосферу, царившую тогда в обществе, отсутствие возможности напрямую обсуждать социальные проблемы. Поэтому носителями современных противоречий становятся сказочные герои, а художественный мир сказки нередко оказывается сопоставим с реальностью 30-х гг. Особенно это характерно для повести-сказки с её специфическим сочетанием сказочных и реалистических элементов. Так, в сказке А. Толстого "Золотой ключик" литературоведы находят разбросанные по всему тексту повести намёки на вполне реальные события того времени. Сцена ареста Буратино, когда его судят и приговаривают к смертной казни без всяких улик, сцена усмирения Арлекино и Пьеро, пытающихся вступиться за Буратино, описание Страны Дураков и её правителей - всё это из иного, совсем не сказочного мира. Тема деспотизма появляется и в других литературных сказках, достаточно вспомнить хотя бы Мачеху из сказки Е. Шварца "Золушка" или Короля из "Обыкновенного чуда". "Тиранам и деспотам" противопоставлены герои, умеющие любить, дружить, способные защитить слабого, утешить обиженного и восстановить справедливость. Так в литературной сказке 20-30-х годов трансформируется вечный мотив народных сказок - борьба добра и зла, светлого и тёмного начал.


В 20-30-е годы ХХ века переживает подъём и детская поэзия. В это время написаны лучшие стихи для детей, до сих пор занимающие достойное место в круге детского чтения, а имена их авторов хорошо знакомы не одному поколению читателей: Самуил Маршак, Агния Барто, Даниил Хармс, Николай Заболоцкий. Именно детская поэзия, как ни одно другое литературное явление, подчёркивает самоценность детства и личности ребёнка, обращаясь к внутренней жизни маленького человека, его чувствам и переживаниям. Среди детских стихов, созданных в 20-30-е годы, выделяют стихи лирические, юмористические, сатирические, парадоксальные, но есть и некоторые общие черты, свойственные детской поэзии тех лет. Во-первых, эти стихи никогда не поучают своего читателя напрямую: для воспитания человеческих качеств у поэтов находятся другие средства - юмор, ирония, наконец, игра. Именно игровое начало характерно для детской поэзии того времени, хотя у разных поэтов оно проявляется по-разному. Детская игра может стать основой сюжета, как в стихотворении А. Барто "Рукавички я забыла":
    На бульваре - снежный бой.
    Здесь и я, само собой!

    Ой, что было!
    Ой, что было!
    Столько было хохота!

    Рукавички я забыла,
    Вот что было плохо-то!
Стихотворение может не только описывать какую-то игровую ситуацию, но и воссоздавать даже ритм игры. Характерный пример - стихотворение С. Маршака "Мяч":
    Мой
    Веселый,
    Звонкий
    Мяч,
    Ты куда
    Помчался
    Вскачь?
Более сложную игру - игру словом и звуком - использует парадоксально-игровая поэзия, в частности, Д. Хармс:
    А вы знаете, что НА?
    А вы знаете, что НЕ?
    А вы знаете, что БЕ?
    Что на небе
    Вместо солнца
    Скоро будет колесо?
Разные поэты обращают внимание своих читателей на разные стороны действительности: одни стихи несут в себе новую информацию о мире, другие преподносят этические уроки, третьи развивают творческую фантазию. Игровая форма всех этих стихов сокращает дистанцию между ними и маленьким читателем, создаёт такое художественное пространство, в котором ребёнок чувствует себя уверенно. Вообще детские поэты того времени пытаются понять, что происходит в душе их читателя, пытаются взглянуть на мир глазами ребёнка. Это свойство проявляется и в стихотворном цикле С. Маршака "Детки в клетке", и в ранних стихотворениях А. Барто, написанных от первого лица:
    Я кошку выставил за дверь,
    Сказал, что не впущу.
    Весь день ищу ее теперь,
    Везде ее ищу.
    Из-за нее
    Вторую ночь
    Все повторяется,
    Точь-в-точь,
    Во сне, как наяву:
    Я прогоняю кошку прочь,
    Я прогоняю кошку прочь,
    Потом опять зову.
    ("Совесть")
В целом можно без преувеличения сказать, что детская поэзия 20-30-х годов ХХ века открывает новую страницу в истории детской литературы: доступным поэтическим языком рассказывает детям о них самих, о тех эмоциях, которые знакомы каждому ребёнку, о жизни детской души.


О некоторых особенностях детской прозы в 20-30-е годы мы уже говорили выше, в связи с развитием в ней тем революции и гражданской войны. Напомним, что по сравнению с началом века эти темы трансформируются: писатели стремятся к реалистичности в изображении событий и к психологизму при создании образов героев. Кроме того, в это время темы войны и революции пересекаются с другими темами, например, темой дружбы. Она становится основной в рассказах и повестях А. Гайдара и повести В. Катаева "Белеет парус одинокий". В центре внимания автора - судьба двух мальчиков, ставших участниками революционных событий в Одессе. Это дети из разных семей: Петя - сын учителя, Гаврик - внук рыбака, и во многом они не похожи, у них разный образ жизни, разные привычки, говорят и ведут себя они по-разному. Однако их дружба становится возможной благодаря сходству моральных представлений, представлений о честности, порядочности, справедливости. Исследователи указывают на параллелизм в композиции повести: в ней чередуются похожие сцены и эпизоды, участником одних становится Гаврик, участником других - Петя. В схожих ситуациях дети поступают одинаково, проявляя честность, отзывчивость, способность сочувствовать. Раскрывая тему дружбы, Катаев стремится показать духовный рост маленького человека, его взросление. Многие события повести показаны с точки зрения её юных героев, увидены глазами ребёнка, и это стало причиной огромной популярности произведения у подрастающих читателей.

Кроме того, детская проза 30-х годов открывает новые темы, которые позднее будут продолжены и развиты несколькими поколениями писателей. Это, например, тема взаимоотношений детей и взрослых в повести Л. Кассиля "Кондуит и Швамбрания" и тема природы в повестях К. Паустовского и рассказах В. Бианки. Но главное достижение прозы, адресованной детям, заключается не столько в разнообразии тематики, сколько в утверждении тенденций, зародившихся ещё в конце XIX в.: это принципиально новое восприятие читателя и, соответственно, новые принципы изображения ребёнка в художественном произведении. Главным предметом изображения становится мир детской души и мир детства во всей его многогранности.


Автор статьи - филолог Валерия Здир.
Опубликовано 28 июня 2006 г.



Вернуться Написать письмо Карта сайта На главную
 • Рассылка новостей
 • Сделать стартовой
 • Сделать закладку
 • Рекламодателям
 • О проекте
 • Об авторе проекта
 • Награды, достижения
 • Ваши письма

Солнышко в ВКонтактеСолнышко в FacebookСолнышко в TwitterСолнышко в YouTube